Возникновение христианства 49 глава

1Кор8:10: «ты, имея познание…» - Павел гласит конкретно о γνώσις (gnosis), но при переводе это прячется.

Рим8:10: «Христос в вас», 1Кор6:17: «соединяющийся с Господом есть один дух (с Господом)».- полностью достаточное подтверждение гностицизма Павла. Уже эти тезисы делают теософию Павла несопоставимой с иудаизмом.

Он упоминает о христианах как о людях духовных, πνευματικός (pneumatikos) – приемлимо Возникновение христианства 49 глава гностический термин, взаимозаменяемый с γνωστικός (gnostikos).

2Кор12:2: «Знаю человека во Христе, который вспять тому четырнадцать лет… был вознесен на третье небо…» Концепция небес свойственна для гностиков. Схожая концепция сфер была внесена в раввинистический иудаизм позже, при попытке его гармонизации с греческой философией. Но сходство чисто наружное. У Аристотеля сферы – сначала Возникновение христианства 49 глава, астрономические объекты. К ним привязаны звезды и планетки. Для гностиков небеса – духовное состояние, место пребывания соответственно все более незапятнанного духа. Иудейская традиция в конечном итоге переработала обе эти концепции и стала поближе к гностической. Небеса стали квази-физическими объектами, местом обитания тех либо других созданий. Hagigah12 перечисляет огромное Возникновение христианства 49 глава количество жителей Arabot, высшей сферы.

Кстати, христианские теологи предпочитают усматривать тут духовный опыт самого Павла. Естественно, это хорошо подтверждало бы версию об откровении. Но Павел подозрительно подчеркнуто избегает отождествлять себя с этим человеком, хотя таковой авторитет был бы для него очень важен. Почему? Ответ может лежать на поверхности Возникновение христианства 49 глава. Гностики очень тщательно обрисовывали путешествия по небесам, и Павел был не готов к дискуссии. Его просто могли обличить в несоответствии его рассказа принятой версии. Потому ему оставалось гласить в 3-ем лице, только намекая, что идет речь о нем самом. Тем он всегда оставлял для себя лазейку уйти от спора Возникновение христианства 49 глава о деталях, которых он не знал. Вобщем, он мог и впрямь обрисовывать видение другого человека. А гордился тем, что его знакомый христианин испытал то, что соответствует у гностиков переживанию посвященного в мистерии.

Павел безвыходно пробует скооперировать иудаизм и гностицизм. В силу собственной очень слабенькой теологической подготовки, он не лицезреет заведомой тщетности Возникновение христианства 49 глава этого занятия: борьба добра и зла и монотеизм, рвение достигнуть божественной сути и монотеистическое разделение Б. и человека.

Тот факт, что Павел прямо не гласит о божественности людей, является малой уступкой иудаизму, принятому Павлом в качестве базы. В то же время, Павел не один раз приписывает христианам не только Возникновение христианства 49 глава лишь сверхъестественные характеристики (познание языков, предсказания), да и привилегии (они выше Закона, им обеспечено спасение и т.п.)

Дискуссии в этом контексте об иудейском мистицизме (к примеру, каббале) являются менее чем заменой понятий. Иудейский мистицизм – поиск укрытого смысла Торы, а не то, что приемлимо понимают под мистицизмом: единство Возникновение христианства 49 глава человека с божественным. Даже в последних проявлений, не совершенно то.

В любом случае, в период зарождения христианства не было более либо наименее открытого (известного) приемлимо иудейского учения, аналогичного гностическим заимствованиям Павла. Пробы датировать каббалу ранее чем 11в. не очень убедительны.

Павел, непременно, испытывал сильное воздействие греческого мистицизма. Кол4:3: «проповедовать Возникновение христианства 49 глава мистерию Христа». Кол1:16: «в Нем все». Кол1:27: «мистерия же та, что Христос в вас». Другими словами, магическое единство христиан с Иисусом, аналогично духу.

Конкретно Павел занес в христианство ряд концепций мистицизма: возможность несоблюдения Закона, так как настоящим носителем закона является посвященный; концепцию духовного воскрешения и многие другие, описанные в анализе Возникновение христианства 49 глава текста. Вобщем, его осознание мистицизма было, возможно, чисто интеллектуальным, не духовным (по другому, откуда бы такая административная суетливость?): Павел знал концепции, но использовал их достаточно грубо, не к месту. К примеру, он пеняет, что не может гласить с новообращенными христианами, как с посвященными. Невозможность проповеди потаенных мистерий пастве Возникновение христианства 49 глава в целом явна для хоть какого мастера мистерий, которые никогда и не пробовали обращаться к пастве на таком уровне, а использовали для их наружные ритуалы. Достаточно обыкновенна ситуация, когда человек, поверхностно знакомый с магическим учением, так восхищается им, что кидается его проповедовать.

Вот поэтому Павла очень раздражали придерживающиеся Возникновение христианства 49 глава иудаизма: они обычно настаивали на буквальном соблюдении популяцией Торы. Он же, хотя и указывал, что проповедует мудрость только совершенным, предлагал применить эту мудрость (осознанное следование Торе без соблюдения Закона) массе.

Моральность человека у Павла базируется не на Законе, но на святом духе. Последнее приемлимо для мистиков, которые считали, что Возникновение христианства 49 глава посвященный является воплощением этических норм и не нуждается во наружном регулировании. Дух в иудаизме не может подменять Тору хотя бы поэтому, что, согласно традиции, она есть воплощение самого духа (либо Мудрости). В иудаизме концепция, быстрее, оборотная: ниспослание духа (в том числе в мессианскую эру) является следствием (а не предпосылкой) соблюдения этических норм Возникновение христианства 49 глава.

Из критиков тривиальной связи Павла с мистицизмом более полный перечень резонов приводит Davies. Разглядим их.

Наша информация об ритуалах мистиков (включая крещение и эвхарист) датирована периодом уже после появления христианства. Но даже упоминаемые им «Метаморфозы» Апулея написаны во 2в. – когда канонические Евангелия еще интенсивно редактировались. «Вакхи», Пифагор, элисинские Возникновение христианства 49 глава ритуалы, гностические евангелия – они все датируются ранее появления канона.

До конца 2в. христианские создатели молчат о мистериях. Естественно, это не так, что Davies здесь же и признает. Утверждая, вобщем, что страдалец Юстин, Игнатий и Didache не являются значимыми источниками. Не только лишь такое мировоззрение противоречит (в особенности в Возникновение христианства 49 глава отношении Юстина) обыкновенной позиции христианских теологов, оно лишено смысла само по себе. Ведь для нас важен не авторитет тех либо других создателей (как Юстин), а сам факт того, что они упоминают мистерии как известное им явление.

У Павла единство с Иисусом означало принадлежность к конгрегации, а не к Возникновение христианства 49 глава мировому духу. Но это как раз то, что требуется (и нереально) обосновать для опровержения мистицизма Павла. Общность христиан с Иисусом естественно укладывается в гностическую доктрину единства духа. Тот факт, что Павел гласит обо всех христианах, а не персонально о каждом посвященном, является натуральным следствием перевоплощения им мистицизма в организованную (массовую) религию Возникновение христианства 49 глава, где посвященными он считает всех верующих. Зачатки таковой метаморфозы мы лицезреем уже у гностиков, где все члены секты рассматриваются как посвященные (просто в силу совершения ритуала).

Общность с Иисусом не была для Павла посвящением в божественное. Но переход к таковой общности значит изменение состояния верующего – на какое же Возникновение христианства 49 глава, если не божественное? Рим5:1-3: «мы имеем мир с Б. через Господа нашего Иисуса Христа, через которого получили мы доступ к той благодати…» Естественно, Павел обращается ко огромному количеству людей, потому он испытывает определенные ограничения. Мистикам просто именовать малочисленных посвященных божественными. Павел же, с позиции малого здравого смысла, не Возникновение христианства 49 глава может именовать божественными всех христиан. Это только адаптация доктрины мистицизма к реалиям деятельности Павла, а не новенькая доктрина. Отметим, что и секты гностиков-христиан, по-видимому, не рассматривали собственных членов как божественных созданий. Другими словами, шла адаптация к условиям массовой религии.

У Павла верующий сохранял свою особенность, невзирая на общность Возникновение христианства 49 глава с Иисусом. Весело, что цитируемый Гал2:20 обосновывает строго оборотное: «И уже не я живу, но живет во мне Христос».

Павел обрисовывает исторического Иисуса, а не сказочного Дионисия либо Озириса. Во-1-х, нет полностью никаких достоверных следов того, что Павел рассматривал Иисуса как реального человека, жившего всего пару лет вспять. Он не Возникновение христианства 49 глава общался с учениками, слушателями Иисуса, с его семьей. Во-2-х, для греков и египтян Дионисий и Озирис, соответственно, были никак не сказочными фигурами. Наверное выражение об их вымышленности было бы воспринято как богохульство.

Павел не проповедовал магические погибель и воскресение. Рим6:8: «Если же мы погибли со Христом Возникновение христианства 49 глава, то веруем, что и жить будем с Ним…» Если тут не мистерия, то очень глубочайшая аллегория. По последней мере, Павел не принимал распятие и воскрешение как чисто вещественный процесс, и считал, что верующие могут повторить его либо принять в нем роль. Вопрос вкуса, осознавал ли он воскрешение как процесс воззвания Возникновение христианства 49 глава либо считал воззвание аллегорией воскрешения. Это так похоже на мистицизм, как позволяют ограничения, вызванные желанием Павла сделать новейшую религию, при этом на базе иудаизма, а не еще одну магическую секту.

Озирис не принес искупления грехов. Но Озирис символизирует зиму и лето, сев (христианская метафора: погибель зерна-Иисуса для Возникновение христианства 49 глава урожая - воззвания в христианство) и сбор, погибель и воскресение. Иисус принес не прощение грехов само по себе, но искупление для воскресения к новейшей жизни. Полная аналогия с Озирисом, с поправкой на иудейскую концепцию искупления грехов раскаянием (жертвой).

Последователи Озириса больше внимания направляли на его эзотерические деяния. Но разве Иисусу в Евангелиях Возникновение христианства 49 глава приписано не много чудес? И разве Иоанн не утверждает, что целью чудес Иисуса было обосновать его сверхъестественное происхождение? Что все-таки касается Дионисия, то он принес новое учение.

Для Павла посвящение есть итог веры, а не обрядов (крещения либо эвхариста). Да и мистики рассматривали их только как ритуалы Возникновение христианства 49 глава. Не случаем элисинское крещение (смывание грехов и посвящение) было театрализованным массовым зрелищем. Даже в более ранешном и серьезном египетском варианте только приготовленный человек (полный аналог верующего) допускался к ритуалу. Отметим, что в современном христианстве приобщение к церкви происходит вследствие выполнения ритуала, а не веры (какая вера у малыша?)

Ритуал Возникновение христианства 49 глава посвящения в христианстве отличается от употреблявшихся в мистериях. Но христиане были заинтересованы в том, чтоб установить определенное различие. Погружение в воду для очищения от грехов и эвхарист использовались в обоих случаях. Не считая того, христиане были ограничены в размахе ритуалов отсутствием у их храмов – которые имелись у иерофантов мистерий Возникновение христианства 49 глава. Также, воззвание в христианство носило массовый нрав, что сделало бы применение долгих личных обрядов мистерий непрактичным. Кстати, приспособление мистерий к массовости не было изобретением христиан. Еще Фило осуждал мистерии на том основании, что, если они верны, то скрывают за потаенной то, что принесло бы пользу всем людям.

Мистерии были Возникновение христианства 49 глава потаенным учением, христианство – миссионерским. Во-1-х, из потаенного учения в Египте мистицизм в Греции стал достаточно открытым: с театрализованными представлениями, теологическими спекуляциями, обилием учеников и посвященных. В гностических сектах мистерии излагались уже в виде притч (при этом достаточно обычных) и записывались. Тем аудитория была очень расширена. Церковь же только Возникновение христианства 49 глава сделала последующий логичный шаг, открыв доступ к учению всем желающим, и даже навязывая его. Павел имел и некоторое потаенное учение, 1Кор2:6: «Мудрость же мы проповедуем меж совершенными…», 1Кор2:15: «духовный судит обо всем, а о нем судить никто не может», 1Кор3:1-3: «И я не мог гласить с вами Возникновение христианства 49 глава, братия, как с духовными, но… как с малышами во Христе. Я кормил вас молоком, а не пищею, ибо вы были еще не способен, ну и сейчас не способен, так как вы еще плотские». Может быть, процесс выхолащивания идеи с одновременным расширением ее аудитории типичен для истории. Упрощение натурально делает учение более Возникновение христианства 49 глава легкодоступным.

Павел, конечно, не был стоиком. Его основная связь со стоицизмом – утверждение последнего, что вся вселенная является одной сутью в разных формах. Сначала, это означало бы единство всех людей с Иисусом, независимо от познания и веры. Естественно, такая позиция несовместима с задачками церкви. Тогда деятельность церкви состояла бы Возникновение христианства 49 глава в том, чтоб посодействовать людям понять и без того имеющееся единство – быстрее, философское занятие, и, видимо, не влияющее на спасение. Вправду, так ли принципиально веровать в того, с кем ты и так един?

В отличие от стоиков, Павел утверждает, что единение с Иисусом не является изначальным, а достигается Возникновение христианства 49 глава верой. Философия всепроникающего духа и пребывания всего в Иисусе (Кол1:16) взята Павлом, быстрее, в форме мистицизма. Вообщем говоря, при эклектичности теологии Павла, в ней есть следы чего угодно, но все эти заимствования неполны и противоречивы.

Склоняясь к гностицизму, Павел обязан противопоставлять дух и тело. Естественно, в Писании много сказано Возникновение христианства 49 глава о неправильности чисто мирского пути. Но его противоположность – путь Торы, соблюдение заповедей, праведный стиль жизни. Ничто из этого не предполагает отказа от тела, но некие реальные (применимые, фактически реализуемые) ограничения телесных побуждений. Такие ограничения инсталлируются законодательством в самом секулярном обществе. Другими словами, в иудаизме установлен не отказ от мира (как у Возникновение христианства 49 глава Павла), не борьба с ним (как в гностицизме), а настоящая жизнь в мире (согласно заповедям).

Противопоставления духа и тела в Писании относятся к двум сущностям, разным в пространстве, а не подобны дуализму, где дух и тело сосуществуют в одном месте в одно время. К примеру, Ис31:3: «Египтяне – люди, а не Возникновение христианства 49 глава Б.; их лошадки – тело, а не дух. Когда Господь прострет Свою десницу… все они совместно погибнут». Исаия совсем конкретен: мирское (люди, лошадки) есть тела, Б. описывается как дух. Тут описаны две сути, а не дуализм 1-го существа. H.W.Robinson отмечает огромное количество совсем подобных описаний Возникновение христианства 49 глава в Библии иудаистской концепции «тела – духа».

Позже в иудейской культуре появились рассуждения о телесном и духовном. Это были всего только аллегории (жизнь без Закона – жизнь по Закону), лишенные самостоятельного теологического содержания.

Концепция духа у Павла (все христиане едины в духе) несколько отличается от магической (зание духа персонально). Но не так уже и Возникновение христианства 49 глава отличатся. Всепроникающий единый дух стоиков, приобщение всех посвященных к божественному духу у мистиков, обретение святого духа чуть не всеми членами секты у гностиков – элементы этих концепций верно выслеживаются у Павла. В любом случае, «общий дух» Павла далее всего от духа Б. иудаизма, который не только лишь индивидуален, не Возникновение христианства 49 глава только лишь только редок, да и его ниспослание не достаточно находится в зависимости от поисков либо добродетельности самого человека (но от воли Б.) Не следует соединять определенные требования, предъявляемые к народу Израиля в целом (пребывание в Иудее, отсутствие лишних грехов) для получения откровения, и достаточность принятия христианства для ниспослания откровения Возникновение христианства 49 глава всей конгрегации христиан.

Невзирая на пробы обосновать оборотное, Павел гласит о духе, проявления которого приблизительно соответствуют ruah, а не Shekinah (Присутствие Б.) Последний термин комфортен для христиан тем, что Shekinah пребывает на определенной местности (Храм либо Святая Святых, в этом контексте), что позволяет провести аналогию с конгрегацией. В Возникновение христианства 49 глава отличие от ruah, который может быть ниспослан лишь на индивида (не считая, вероятного, мессианской эпохи, когда он будет присущ всему Израилю). Но конкретно ruah связан со наружными проявлениями, а именно, откровениями – которые Павел разъясняет присутствием святого духа. В общем виде, Shekinah пассивен по отношению к человеку, ruah Возникновение христианства 49 глава – активен (вызывает деяния).

В остальном упоминаемый Павлом дух, pneuma, имеет не много общего с ruah. Он доступен всем христианам, они в духе и дух в их. Он пронизывает весь мир. Он может быть персонифицирован (в Иисусе). Это только некие более очевидные отличия от ruah, который недостижим для обыденного человека Возникновение христианства 49 глава, нисходит на пророков на короткое время, является эманацией Б. (либо Его волей, либо чувством пророков), не пронизывает мир и не допускает пребывания внутри себя.

Тяжело совершенно точно найти истоки либерального воззвания Павла с духом. Может быть, тут отражение гностицизма, где каждый может обрести единство с духом методом зания (у Возникновение христианства 49 глава Павла, для простоты воззвания, - веры). Быстрее же, дух в общинах Павла делал роль униформы у почтальонов: позволяя маленьким людям чувствовать свое единство, приемущество (владельцы прекрасной формы) и без особенных усилий получать отличительный признак, обычно добываемый значительными усилиями длительное время (сравним с офицерской формой в армии).

Естественно, раввины были знакомы Возникновение христианства 49 глава с греческой культурой. Естественно, они испытывали сильное воздействие греческих доктрин. Естественно, эти доктрины просочились в раввинистические тексты (в главном, существенно позднее Павла). Но разве можно сопоставить тщательное «привязывание» греческой философии к иудаистским доктринам, осуществленное Маймонидом, и глупое, противоречивое смешение Павла? Пробовать в этой эклектике усмотреть ту либо иную позицию – означает Возникновение христианства 49 глава приписывать Павлу критичный подход и образованность современных теологов. Вобщем, это не очень для критичных христиан: Davies пробует представить Павла, который не знал даже Септуагинты, как знатного раввина.

Когда пророки и псевдоэпиграфия обрисовывали склонность Израиля к греху, речь не шла о греховности тела и чистоте духа. Более того, повсевременно Возникновение христианства 49 глава упоминается конкретно зло в сердечко (душе либо намерениях, по контексту). Тут нет и следа дуализма: израильтяне описываются как злые и сердечком (душой), и телом (к примеру, «ноги твои торопятся ко злу»). Душа и тело могут быть и злыми, и праведными. Из сердца исходят и добрые помыслы («Возлюби Господа Б. твоего всем сердечком Возникновение христианства 49 глава твоим…»), и злые (Ис13: «их сердца далеки от Меня…») Наличие в иудаизме концепций тела и души (больше как поэтических аллегорий) не имеет ничего общего с дуализмом (всегда греховным телом, всегда незапятнанным духом).

В иудаизме и злые, и добрые помыслы исходят от Б. Нет добра (хороших помыслов в Возникновение христианства 49 глава духе) от Б. и зла (в теле) от беса. Дуализм, хоть какое разделение на абсолютное добро и абсолютное зло, нереально скооперировать с монотеизмом.

Иудаизм никогда не ставил задачку избавления от злых помыслов (ערה רצי, yzer ha-ra) но контроль над ними (следование Закону). Конкретно в этом, а именно, состоит смысл формального соблюдения Закона Возникновение христианства 49 глава (который не мог осознать Павел): ограничение воздействия и реализации злых помыслов. Человек не может избавиться от злых помыслов, но соблюдением Закона может ограничить их воздействие до применимого уровня. Это одно из проявлений иудаизма как практической религии. Павел же (и христиане) считают эталоном ликвидирование злых помыслов вообщем (заодно Возникновение христианства 49 глава с телом) – что нереально для живого человека.

Даже в поздней раввинистической дискуссии идет речь о борьбе хороших и злых помыслов в человеке. И то, и другое – его суть (сердечко, душа). У Павла же дух всегда чист, тело всегда греховно, и человек выбирает, кому из их дать предпочтение. Похоже, у Павла Возникновение христианства 49 глава дух и тело даже не борются меж собой, но человек выбирает, кому из их дать предпочтение.

С одной стороны, это естественно: дух и тело являются различными сущностями (в отличие от хороших и злых помыслов в сердечко) и не вступают в контакт, нужный для борьбы. С другой стороны, «человек Возникновение христианства 49 глава выбирающий» меж духом и телом не может быть ни тем, ни другим, но кое-чем над ними. Что же это все-таки за 3-я суть (которая может устанавливать ценность духа либо тела), Павел не проясняет.

Кстати, пробы сказать, что дух держит под контролем тело, и никакой третьей сути Возникновение христианства 49 глава нет, очень неверны. Суть, позволяющая существовать греховному телу – заранее греховна. Дух же, декларативно, полностью чист.

Отметим, что конкретно развитие дуализма завело Павла в тупик необходимости третьей сути. Если дуализм вначале гласил о чистом духе и греховном теле, то Павел (не только лишь он) добавил туда возможность для человека избрать меж Возникновение христианства 49 глава ними. Приспособив таким макаром возможность осознанного выбора праведности (спасения) к теологии дуализма, Павел пришел к коллизии: необходимости новейшей сути, которая будет производить этот выбор.

Стоит отметить, что из текстов Павла никак не вытекает его знакомство с Библией, достаточное, чтоб осознать иудейскую концепцию «тела – духа». Апологеты обнаруживают тонкое различие меж Павлом и Возникновение христианства 49 глава эллинизмом: у Павла плоть является пристанищем греха, а не фактически грехом (противоположностью духа). Я не вижу оснований считать, что Павел считал это суровой различием. Быстрее, тут малая адаптация дуализма для отсутствия совершенно уж очевидных противоречий с иудаизмом. Не считая того, нужно осознавать, что, в отличие от философов Возникновение христианства 49 глава и гностиков, Павел обращался к массам. Внушить им идея о греховности их собственного тела (тем паче, в греческой культуре, прославлявшей тело) фактически нереально. Это также вынуждало Павла несколько видоизменять дуализм.

Можно утверждать, что у Павла отсутствует единая концепция «тела – духа». В одних местах он гласит о плотском и духовном, как Возникновение христианства 49 глава сосуществующих ипостасях. В других – что избавление от плоти и жизнь в духе достигаются только гибелью, Фил1:23-24: «Влечет меня то и другое: имею желание разрешиться и быть со Христом, так как это несоизмеримо лучше; а оставаться во плоти нужнее для вас». В третьих – что погибель имеет аллегоричное значение Возникновение христианства 49 глава, Рим7:4: «Так и вы, братья мои, погибли для закона телом Христовым, чтоб принадлежать другому, воскресшему из мертвых, да приносим плод Б.»

Непременно, и в иудаизме, и у Павла есть концепция добра и зла, праведности и греха. В таком общем виде она находится, возможно, в хоть какой культуре. Следует же различать, что добро Возникновение христианства 49 глава и зло означало для иудеев (соответственно, следование заповедям и небрежение ими) и для Павла (вера в Иисуса и ряд грехов, не считая секса, прямо не связанных с заповедями). Различать отношение к греховным помыслам у иудеев (контроль их проявлений) и у Павла (мистическая попытка избавления от их Возникновение христианства 49 глава). Различать природу греховных помыслов у иудеев (от Б.) и у Павла (от беса).

Рассуждения Павла могут быть очень отдаленно похожи на 2Барух и 4Ездра, но эта псевдоэпиграфия сама по для себя больше должна эллинской теологии, гностицизму, иудейской мифологии, чем иудаизму. Кстати, христиане испытывали бы затруднения, копируя иудейскую псевдоэпиграфию, нередко Возникновение христианства 49 глава содержащую резкие анти-языческие заявления. Так, в отличие от пророков, создатели псевдоэпиграфии приемлимо предвещали или ликвидирование язычников в последний денек, или их порабощение Израилем.

Павел указывал на спасение группы, которая следует Мессии. Тезис о спасении неких встречается в Дан7: но там не сказано, что исключены из этого числа будут Возникновение христианства 49 глава иудеи. Напротив, сокрушены животные – королевства. Особенное положение занимают святые, но не разумеется, кто имеется в виду. Похоже, не последователи Мессии: святые посиживают перед Б. (7:10), а Отпрыск Человечий (Мессия) возникает позже (7:13) и раздельно («с облаками»).

Ис53:11: «Он… оправдает многих, и грехи их на для себя понесет». Быстрее, тут речь о согрешивших иудеях Возникновение христианства 49 глава, чем о христианах.

В сектантских текстах тезис о спасении группы более всераспространен. Этого и естественно ждать – такое обещание (гарантированного спасения членов секты) очень завлекает и держит их.

В классическом иудаизме спасен будет весь Израиль, или не считая особенных грешников. Если учесть, что более тяжкий грех – язычество (другими словами, отход Возникновение христианства 49 глава от этническо-религиозного Израиля), то спасения Израиля в целом верно обрисовывает концепцию.

Павел проповедовал искупление Иисусом грехов других людей. Этим его доктрина оснований[42] не ограничивалась. Так, Рим11:28: израильтяне будут сохранены только из-за наград отцов. В иудаизме доктрина оснований прочерчена очень слабо.

Исх32:13: прося Б. не уничтожать израильтян Возникновение христианства 49 глава за поклонение золотому тельцу, Моисей гласит: «Вспомни Авраама, Исаака и Иакова… которым клялся Ты Собою, говоря: ‘Умножая умножу семя ваше…» Тут Моисей, быстрее, надеется на обещание Б., а не гласит об искуплении предками грехов будущих израильтян.

2Мак7:38: «пусть гнев Всевышнего, заслуженно обрушившийся на весь наш люд, завершится на мне и Возникновение христианства 49 глава моих братьях». Чуть ли тут идет речь об искуплении гибелью Маккавеев. Быстрее, о том, что люд уже довольно был наказан. Участвуя в войне Маккавеев, иудеи демонстрируют свою верность Б., и гнев может быть прекращен. В любом случае, идет речь о прекращении гнева в отдельном случае, а не для бывших Возникновение христианства 49 глава и будущих иудеев, всех народов; иудеи своими действиями заслужили прощение, а не получили спасение независимо от действий, просто верой в некоего искупителя.

Типично выражение р.Пинхаса в Pesikta r.21: «Так гласит Господь: ‘Не надейтесь на ангелов и святых. У их нет силы, чтоб заступиться за вас. Надейтесь Возникновение христианства 49 глава на Меня; Я ваш Отец». Более жесткая позиция в Midrash Tehillim146: «Если человек не делает добро, он не может рассчитывать на добрые дела собственных отцов». Также была принята концепция, что святой (zaddik) может трудиться только для собственного блага. Другими словами, его награды не могут выручать других.

Отрицание доктрины оснований видно даже Возникновение христианства 49 глава у Иоанна Крестителя. Так, Мф3:9: «И не думайте гласить для себя: ‘Наш предок – Авраам, ’ ибо говорю вам, что Б. может из камешков сих сделать деток Аврааму».

Павел употребляет обычную иудейскую концепцию искупления, но совсем меняет смысл термина. В иудаизме это – личное воззвание к Б., к праведности. В христианстве – чуть Возникновение христианства 49 глава не детерминированный процесс, когда искуплены даже будущие грехи, любые грехи – только верой в божественную суть Иисуса. Можно спорить, что эта вера ведет к праведности – но тогда, на практике, придется признать чуть не всех христиан (не ведущих праведный стиль жизни) неверующими.

В иудейской апокрифе и, в особенности, традиции, испытавших сильное воздействие Возникновение христианства 49 глава эллинизма, приметны следы доктрины оснований. Тяжело согласиться с Marmorstein, который считает ее натуральной для иудаизма. Напротив, следует считать ее очень чуждой. Доктрина оснований подразумевает, что некие люди так значительны (перед Б.), что искупают грехи целого народа. Это, непременно, чрезмерная заносчивость.

Midrash Tehillim146:2: «Никто не участвует в удовольствиях Мира Возникновение христианства 49 глава, Который Придет, из-за наград собственного отца». Естественно, само наличие этого тезиса гласит о спорах насчет доктрины оснований. Но Мидраш, вероятнее всего, отражает победившую точку зрения.

В эллинизме же, напротив, традиция героев, помогающих всему населению земли, была очень органично. Конкретно на ней и основывался Павел, говоря об искуплении Возникновение христианства 49 глава Иисусом грехов всех поколений.

Доктрина оснований принципно принципиальна для христианства. Конкретно она является научной, теологической основой концепции искупления одним человеком (Иисусом) грехов многих. Как лицезреем, Павел совсем необоснованно фальсифицирует эту доктрину.

Кстати, в некий период она показалась недостаточной церковной церкви. Концепция чистилища оказалась связанной с доктриной оснований. Но Возникновение христианства 49 глава не Иисуса. Имелось в виду, что церковь располагает пулом хороших деяний святых, которые она может предлагать в зачет злых дел грешников, пребывающих в чистилище. Пока они там находятся, церковь за определенную мзду проводит этот зачет – методом молитв, поста и т.п.

Концепция чистилища не полностью чужда иудаизму, хотя, естественно, далековато Возникновение христианства 49 глава не в таковой одиозной форме. Апокрифический 2Мак12:40-44 обрисовывает Иуду, приносящего жертву за грехи только-только убитых. Естественно, речь не идет о том, что они должны попасть в рай. Жертва искупления приносится в этом случае «в заботу о воскресении». Также, Иуда не надеется на награды праведников либо даже праотцев Возникновение христианства 49 глава. Другими словами, можно уверенно утверждать, что и тут иудаизм не дает доказательства доктрине оснований христианского типа.

Любопытно, что коммерческие интересы церкви возобладали над концепцией искупления всех христиан Иисусом. Реализуя эту концепцию, церковь обязана была бы признать, что причастие уже само по себе довольно для спасения, и чистилище (с зачетом оснований праведников Возникновение христианства 49 глава) не требуется. Но, в интересах получения дохода, спасительная сила распятия Иисуса была de facto признана недостаточной – и сформулирована необходимость в дополнительном вербовании хороших оснований праведников. Естественно, не безвозмездно.

Похоже, что концепция оснований святых получила еще большее развитие в индульгенциях. Формально, индульгенция была платным разрешением не совершать длительное и Возникновение христианства 49 глава опасное паломничество в Палестину для искупления тех либо других (описываемых ей) грехов. Взамен, за внесенную плату, римские (доход поступал конкретно отцу) монахи сами совершали паломничество, молитвы и пост. Другими словами, искупительная сила Иисуса и тут оказалась недостаточной, и были применены добрые дела как пула святых, так и просто Возникновение христианства 49 глава монахов.

Павел много рассуждает о христианах как теле Иисуса, Иисусе в человеке и человеке в Иисусе. Традиция трактует Иисуса в этом контексте как аллегорию церкви. Естественно, это комфортное истолкование, ненавязчиво показывающее единство церкви с Иисусом и христиан с официальной церковью. Но у Павла нет и намека на несуществующую еще церковь (он Возникновение христианства 49 глава употребляет это слово в совсем ином смысле – «конгрегация»).

Павел излагает гностическую концепцию единства духа: дух пребывает в человеке, а человек есть часть мирового духа. Гностическую общность человека с мировым духом Лютер обозначил эвфемизмом «индивидуализм» (каждый человек связан с божественным персонально, без посредства церкви).

Христианским теологам приходится выдумывать малоубедительную Возникновение христианства 49 глава и очень сложную для Павла теорию о том, что христианин так близок к Иисусу, что совместно с ним переживает распятие и воскрешение. Я не желаю сказать, что восторженные христиане не могут внушить для себя переживаний Иисуса, прямо до физической боли. Но ведь понятно, что Павел имел в виду Возникновение христианства 49 глава совершенно другое: всераспространенную в его время гностическую доктрину общности посвященного с мировым духом, олицетворенным в Иисусе.


vozniknovenie-marketinga.html
vozniknovenie-mirovih-gostinichnih-setej.html
vozniknovenie-nauchnogo-menedzhmenta-koncepciya-f-tejlora-i-ego-posledovateli.html